?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

Мне безумно нравится читать Екатерину Шульман.
И пусть она говорит академичным языком, и я иногда путаюсь в дебрях употребляемых ею научных терминов, в целом мысли ее очень понятны, правильны и логичны.

У нас не так много умных женщин-политологов, да и просто политологов, не связанных определенными властными незримыми рамками, за которые они отчаянно боятся заступить.
Поэтому читать ее вдвойне интересно.

Из фейсбучной ленты нарыла очень интересное интервью с ней (полная версия на Эхе).

Приведу здесь текст сообщения почти полностью, он того стоит.

Это - мысли о том, что представляет собой постсоветский человек.
Очень неприятно и грустно местами, но зато правдиво...

Советую почитать.




«Мы не до конца осознаем, насколько постсоветский человек вышел в мир не просто с отсутствующими, а с отрицательными социальными умениями».
Екатерина Шульман

А.Венедиктов
― В одно из ваши интервью я прочел следующее, прошу вас объяснить: «Мы не до конца осознаем, — пишите вы, — насколько постсоветский человек вышел в мир не просто с отсутствующими, а с отрицательными социальными умениями». Вот тут бы я вас просил подробно объяснить такое оскорбление всему советскому народу. Мы, советский народ, возмущены.

Е.Шульман
― Это звучит, что называется, контринтуитивно, потому что мы привыкли воспринимать советскую жизнь как жизнь чрезвычайно коллективную, как жизнь, в которой все жили вместе в одной общей квартире, все дети во дворе гуляли. Вот была такая форма специфического коллективизма. А что я имею в виду? Какие социальные навыки отсутствовали у советского человека?

А.Венедиктов
― Это минусы. Это не просто отсутствовали – с отрицательными… Я вот за это зацепился. Мало ли что отсутствовало у советского человека.

Е.Шульман
― У советского человека отсутствовали здоровые социальные навыки, присутствовали в больших количествах, действительно, отрицательные социальные навыки, которые не помогают, а мешают социальному успеху и здоровому социальному взаимодействию.

С чем это можно сравнить? Это можно сравнить с человеком, который вышел из детского дома или из тюрьмы. У него есть очень много специфических навыков и специфически знаний, которых у вольных людей или выросших в семье, нет. Он умеет драться ногами, он умеет делать заточку из крана водопроводного, свинтив с него вот эту штучку, он знает, что если намазать гуталин на хлеб, то через некоторое время можно счистить засохший слой гуталина, а в хлеб впитается спирт – это способ добывания спирта из средств для чистки обуви. Вот эти ценные знания у него присутствуют. Он жил в этой стае, он в ней выжил, он знает, как там жить.

При этом он не знает, откуда берутся деньги, как готовить еду, как люди создают семьи и зачем они их создают, как воспитывают детей, как, вообще, зайти в общественный транспорт: надо здороваться или надо бить ногами того, кто стоит перед тобой.

То, что человеку, выросшему в нормальной семье, дается абсолютно бесплатно постепенно от рождения – никто даже не учит этому специально – он просто живет среди людей и как-то вот понимает, что с соседом надо поздороваться, а в бизнес-центр, когда заходишь в лифте, не надо здороваться. Вот как-то оно само собой возникает. Вот, с чем можно сравнить этого нашего постсоветского человека, который таким вот голым и снабженным набором этих жутких знаний, которые человеку лучше не иметь, вышел в широкий мир.

А.Венедиктов
― Подождите, а коллективизм советский?

Е.Шульман
― Вот это и есть коллективизм. Это коллективизм детдомовцев, это коллективизм общей камеры. Чем отличается коллективизм здорового человека от коллективизма курильщика? Чем занималась советская власть? Она занималась тем, чем занимается большинство тоталитарных проектов: говорила одно, делала ровно противоположное, и занималась целенаправленной социальной атомизацией. Она разрушала структуры самостоятельного человеческого объединения.

Она разрушила сельскую общину, уничтожив традиционную деревню.

Я вам больше скажу, это была некая общемировая тенденция перехода от аграрного уклада к индустриальному. Это происходило во всем мире, только в тоталитарной модели это происходит в укороченные сроки и с очень большим насилием.

Она уничтожила религиозную общину, борясь с церковью, причем любую религиозную общину.

А.Венедиктов
― То есть вы имеете ввиду, что она боролась не с мировоззрением отдельным религиозного человека, а именно с общинным устройством.

Е.Шульман
― Да, да. Слово церковь в русском языке имеет два значения. Это здание – церковь, и церковь –где соберутся трое во имя мое – там и я», — как в Евангелие. Церковь – сообщество верующих, структура, образующаяся вокруг прихода. Это очень ценная, цепкая и эффективная социальная единица людей, которые собираются в одном месте, объединены общей верой, помогают друг друга, знают друг друга. Это было уничтожено.
Она уничтожила ненуклеарную распространенную семью.

Каким образом? Во-первых, собственно, через уничтожение деревни и сельского уклада, через насильственную мобильность – перемещение больших масс населения по стране и через остроумную и оригинальную советскую жилищную политику, основанную на тесноте и на полном запрете, полной невозможности, кроме как в некоторых национальных окраинах построить себе дом самостоятельно, что, собственно, является самым простым человеческим способом обрести жилье. Как это в деревне происходит? Свадьба, женятся – молодым ставят избу. Они в этой избе живут, обрастают детьми, внуками и дальше вот эта вся ненуклеарная, то есть неядерная большая семья там происходит и внутри взаимодействует.

Нуклеарная семья, ядерная семья — это пара и ее дети. Это, вообще, новое социальное явление, до этого ее не было, сейчас появилась опять же, что называется, во всем мире.

Советская власть делала это, строго ограничивая квадрантные метры жилья, сдерживая жилищное строительство при этом под разговоры, что мы строим необычайные тысячи квадратных метров. Реальным способом дождаться собственной жилплощади было – дождаться, когда умрет твой старший родственник. Это все не сильно способствовало укреплению семейных связей.
Значит, ненуклеарная семья распалась. Люди оказались в индустриальных городах, строившихся вокруг промышленных предприятий. Таким образом, человек оказывался вне всяких структур поддержки, кроме этого своего трудового коллектива, в котором он тоже не мог образовывать, например, профсоюзную ячейку, она уже была ему дадена. Попробуйте при советской власти образовать независимый профсоюз. Это еще мене вероятно, чем образование независимого профсоюза в контролируемом мафией предприятии Америки 30-х годов.

Соответственно, какая цель была всего этого процесса социального? Цель была – добиться появления этого атомизированного единичного человека, который является совершенно одиноким перед лицом государственного аппарата. Государственный аппарат его репрессирует, награждает, его кормит, поит, дает ему работу, лишает его работы – все это дает ему государство. Он от государства не может спрятаться никуда. Его собственная семья, даже нуклеарная, даже вот эта жалкая семья – и туда государство влезет. Если государство решит, что ты враг, от тебя отрекутся твои супруги, родители и дети – у тебя никого не останется.

В наиболее радикальном виде это было на ранней стадии советской власти. В 20-е. 30-е годы. Помните, все эти замечательные мысли, что все буду жить в домах-коммунах. Готовит не надо на своей индивидуальной кухне. Действительно, зачем, когда есть общая прекрасная коллективная кухня?

А.Венедиктов
― Это наоборот, не атомизация – это создание новой общины.

Е.Шульман
― Это не новая община. Это насильственная тоталитарная коллективность, в которой с тобой можно все, а ты, на самом деле, не можешь ничего. А структур, которые защитят тебя, пространство, куда ты можешь уйти и быть в безопасности – нет.

Потом, поскольку это устройство, которое я описываю, противно человеческой природе, не так долго оно, слава тебе, господи, задержалось. Значит, уже, начиная с Хрущева пошло индивидуальное жилищное строительство, которое дало советскому человеку какую-то раковину, какую-то ракушечку, в которую он может спрятать свое вот это социальное несчастное тельце. Это было что-то. Это было на самом деле очень много.

Большой шаг в деле восстановления семейных структур – это отпуска матерям по уходу за детьми – сначала год, потом три года. Отсутствие вот этой ранней разлуки, отсутствие необходимости отдавать своего дорогого ребенка, медвежонка, слоненка ненасытному чучелу опять же государственной системы призрения – яслей, детских садов – где их будут воспитывать как вот этого одного в строю, вот этой вот единицы, а не как члена семьи. То есть постепенно человеческая природа отвоевывала себе что-то шаг за шагом от вот этой железной машины советской власти.

А когда советская власть рухнула… Постсоветский человек уже был все-таки более гуманизирован, но у него не было всего того, что, еще раз повторю, бесплатно от рождения дается гражданам свободных и безопасных государств, где люди не до такой степени боятся друг друга и не до такой степени боятся своего государства. Многолетние, вековые традиции благотворительности, общинности, соседских объединений, опять же религиозных объединения. Мы слабо себе представляем, какая значительная часть, например, социальной и политической жизни Америки происходит вокруг церквей, вокруг проповедников, вокруг их паствы вокруг этих мест, куда люди с семьями приезжают каждое воскресенье, где, собственно, происходит значительная часть благотворительной активности: там деньги сдаются, распределяются. Тем более, мы себе не представляем, что такое реальное местное самоуправление, что такое власть на своей территории, что такое, на самом деле, возможность определить собранием граждан, что вам надо у себя строить: церковь построить или пруд выкопать, или дорогам вам нужна, или больница новая? Что такое возможность выбрать своего мэра и потом спросить с него. Что такое возможность в более малых группах иметь какое-то самоуправление. Когда это сейчас начинает потихонечку нарастать – это, вообще, чудо, что это нарастает…

А.Венедиктов
―. Вышел этот советский человек голый и босой с отрицательными, как вы сказали, социальными умениями.

Е.Шульман
― При этом единственное социальные умения, которое ему оставались, единственные навыки, которые у него были – это навыки опять же полууголовного характер. Это знакомства, это блат, это находящиеся в «серой» зоне связи, которые позволяли людям, что делать – боже мой! – в наркотрафике, что ли, участвовать или заниматься проституцией? Да нет! Позволяли добывать еду, туалетную бумагу, обои, одежду, стул и стол.

А.Венедиктов
― Румынский гарнитур.

Е.Шульман
― Вот для чего советские люди впутывались, иногда с риском совершенно реальной потери свободы – такие случаи были – в эти криминальные мафиозные сети, вот, понимаете, для каких выдающихся целей. Не для того, чтобы свои порочные наклонности, прости господи, удовлетворить. Зла не хватает!..

Тем не менее, именно эти сети, поскольку они были хоть что-то…Полумафиозные или прямо мафиозные – они расцвели в постсоветском пространстве. Потому что они были, а других не было. Они были единственные. А любая взаимосвязь, любая connectivity, любой навык общаться с себе подобными и решать совместно какие-то проблемы – это такой бонус, это такая социальная фора, которая ставит просто это на такую воздушную подушку с мотором – и он на ней прямо летит. Все остальные ковыляют на своих кривых ногах. Это совершенно несравнимые возможности, если ты знаешь, как и ты умеешь общаться с людьми.

Поэтому наши первые предприниматели вышли из цеховиков, поэтому, действительно, криминальные связи такую роль сыграли в становлении нашего предпринимательского класса.

А.Венедиктов
― Но и комсомольские молодые ребята.

Е.Шульман
― Вот! Совершенно верно. Значит, другой тип соединенности, другой тип connectivity – это то, что можно назвать властной мафией. Вот эти комсомольско-партийные связи и связи спецслужб. Это тоже было не самой лучшей, не самой благодетельной социальной НРЗБ, но это было хоть что-то. И эти люди тоже получили фору не столько в силу того, что они каким-то ресурсом обладали – украли золото партии, я, кстати, не очень в это верю – сколько в силу того, что они знали друг друга…

А.Венедиктов
― Товарищество такое?

Е.Шульман
― Вообще-то грубо говоря, да. И они привыкли, умели, знали, как друг с другом работать. Они обладали некими организационными навыками. Это тоже давало им очень сильное преимущество. Вот эти две группы социально связанных…

А.Венедиктов
― То есть, условно говоря, цеховики (читай: мафия хозяйственная, предприниматели советские) и спецслужбы, партийные и комсомольские…

Е.Шульман
― И любые гибридные формы между ними, поскольку они были очень здорово смешаны между собой, особенно к концу советской власти, когда этой границы уже не существовало: мир Политбюро, а под ним подземный мир какой-то там преступности.

А.Венедиктов
― То есть остальные люди, которые не входили в эти – я даже не скажу, сообщества; товарищества, я называл бы все это – они оказались атомизированными, в общем-то.

Е.Шульман
― Они оказались беспомощными, очень уязвимыми. Тут же эта уязвимость стала эксплуатироваться разными способами, начиная от появления каких-то полоумных религиозных лидеров, которые объявляли себя «мы сами с христами» и тоже денежки собирали. Тоталитарные секты, любые секты на чем паразитируют? На отсутствии социальных навыков. Они дают тебе в виде наркотика это связанность, которую человек ищет и без которой он жить не может, на самом деле.

Мы – социальные существа. Мы высшие приматы, и мы млекопитающие, — гордо скажу я, — мы так устроены. Наш мозг так работает. Он дает нам дофамин и окситоцин в обмен на социальное взаимодействие. Весь наш мозг построен на то, чтобы улавливать социальные сигналы, считывать лица и выражения лиц. Поэтому, в конце концов, нарушения в этой сфере аутичного спектра, они настолько человека депривируют в социальном смысле. Потому что мы все на этом построены. И мы испытываем счастье, на самом деле, от взаимодействия друг с другом, от одобрения себе подобных, от совместной работы, от совместного успеха.

Это важно понимать – особенно, тем, кто стремится воссоздавать или даже просто сохранять остатки советского концлагеря.

Остальная часть беседы больше касается «запоребриковой» реальности, но если хотите почитать-послушать, вот вам ссылка.
http://echo.msk.ru/programs/graniweek/1867408-echo/

Вот ещё ее хорошая статья по схожей тематике.
http://m.activatica.org/blogs/view/id/2802/title/ekaterina-shulman-sovmestnaya-deyatelnost-daet-nam-chuvstvo-schastya-kotoroe-malo-s-chem-mozhet-sravnitsya

Комментарии

mudilisator
17 ноя, 2016 07:00 (UTC)
К сожалению "социальные умения" обычных граждан развиваются очень медленно. Страх перед государством и недоверие к себе подобным остался.
comrade_kirill
17 ноя, 2016 07:16 (UTC)
Достижения шульманов и венедиктовых за последние 25 лет как-то не того...не впечатляют. Им до советских людей как пешком до Тибета.
63ru
17 ноя, 2016 07:30 (UTC)
Так они тоже...того...:) выходцы из Советского Союза

Чёт я заработалась. Думала седня пятница...

Edited at 2016-11-17 07:31 (UTC)
comrade_kirill
17 ноя, 2016 08:09 (UTC)
Этот факт добавляет особой пикантности к характеристике их как людей. ))) Сразу вспоминаю библейское : "...Увидел Хам упившегося отца своего и посмеялся над ним..."
s1965
17 ноя, 2016 09:26 (UTC)
все хотел спросить, а зачем Вы текст с такими разрывами пишете?
63ru
17 ноя, 2016 10:54 (UTC)
Где разрывы?
Абзацы вы имеете ввиду?
Так легче же читается, не?
(Анонимно)
17 ноя, 2016 09:17 (UTC)
Уместнее было бы добавить ещё постсоветское беззаконие))Иванца отправили в Башкирию!У человека семья , трое детей один из которых инвалид, работать там скорее всего негде,семье он своей помочь не сможет,а наш кумир Серёнька. ,кокетливо интересуется у журналистов ,нравится ли он им)))Хрч.тьфуууууу.
63ru
17 ноя, 2016 10:56 (UTC)
Детей двое, но не суть.
Серенька огребет ещё, думаю, по самое не могу.
Гниды рано или поздно свое огребают. И этот не исключение...

Edited at 2016-11-17 11:34 (UTC)
s1965
17 ноя, 2016 10:55 (UTC)
так тяжелее,)))
alexpsw
17 ноя, 2016 15:19 (UTC)
Шульман - такая... "шуль-ман"
Яркий пример медийного шулЬэрства на темы прошлого.
Когда сегодняшними "стандартами" социума пытаются мерить и давать оценки обществу, находившемуся в иных социальных реалиях, при этом рассматривая страну отдельно от окружающего мира.
Полностью и некомпетентно отрицая процесс генезиса российской государственности. Выдавая "услышанный звон" за непреложную истину.
Взять пример с "церковью"[как религиозной общности] - а тут же шло поступательное движение: дохристианская община[т.н."мордва"] - Руськая Церковь - РПЦ - Синод - "советский народ" (что по сути была община с Верой в коммунистические идеалы - можно сказать "марксистко-ленинская Церковь").
Свой личностный "индивидуализм" Шульман пытается выдать за норму и образец "человека", забывая, что человек - существо исключительно социальное, имеющее шансы выжить и продлить свой род только в коллективе (именно поэтому по все истории человечества самым сильным наказанием было изгнание из общества и забвение).
63ru
17 ноя, 2016 15:55 (UTC)
RE: Шульман - такая... "шуль-ман"
Ну все же отчасти она права. Безусловно это Ее личная точка зрения, но во многом я с ней согласна
alexpsw
17 ноя, 2016 16:35 (UTC)
Re: Шульман - такая... "шуль-ман"
Конечно, это ее ЛИЧНАЯ точка зрения. Только вот преподносит она ее как непререкаемый и бесспорный постулат.
Что, если говорить объективно, вообще свойственно большинству выступающих на "Эхе", критичность рассмотрения у которых весьма низка.
(Анонимно)
18 ноя, 2016 05:12 (UTC)
RE: Re: Шульман - такая... "шуль-ман"
Вы работаяв в силовых структурах, не увидели разницу советского бытия и постсоветского реализма. Поэтому вам непонятно или просто ей не верите. Личный жизненный опыт не может быть обьективным выводом
alexpsw
18 ноя, 2016 13:30 (UTC)
Re: Шульман - такая... "шуль-ман"
Работая в силовых структурах, я (можно так выразиться) был в гуще гражданского общества и его бытия. Посему профессиональное искривление осознания реальности - отсутствует.
А точку зрения высказал с социологической позиции, коя проистекает из соответствующей компетенции. [Вот про медицину мало что могу сказать, потому как, хоть и обладая зачатками профильного познания, не считаю себя компетентным в этой сфере ]
В ее интервью не узрел для себя ничего необычного и непонятного, а безусловно верить - препятствует критичность познания и имеющееся знание.
(Анонимно)
17 ноя, 2016 17:20 (UTC)
Если полковники огребают $ по1,2 тонны, то выше страшно подумать, не надорвались бы.
ravshan1981
18 ноя, 2016 06:53 (UTC)
С Шульман не во всем согласен, но вот мне, почему-то, Индивидуализм нравится ))))
Хоть тоже родом из Совка ))))
travelbabies
20 ноя, 2016 17:22 (UTC)
Добрый вечер! Интересный у вас блог))) Давайте дружить?)
63ru
20 ноя, 2016 18:01 (UTC)
Спасибо:) Конечно!
(Анонимно)
21 ноя, 2016 17:43 (UTC)
Статья сквозит ненавистью к Советскому союзу. А между прочим мы все родом оттуда и почти все что нас окружает было создано тогда. Отождествлять Советский Союз и концлагерь, а советских людей с зэками - это нонсенс, ярчайшее проявление ненависти к своим корням. Хрень полная
(Анонимно)
21 ноя, 2016 17:45 (UTC)
Как раз советское общество атомизировано не было. Существовало значительное количество социальных скреп, много и показухи конечно было. Но нынешнее общество на порядок более разобщено.
добавить на Яндекс

Поиск по сообществу
Яндекс


063ru: о чем молчат СМИ

↑ Grab this Headline Animator

Календарь

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Разработано LiveJournal.com